Тибетские мастифы от заводчика
В этом разделе можно найти информацию о породе тибетский мастиф без прикрас, а также об основных тенденциях развития породы в России.
16 Августа

История породы тибетский мастиф

Тибетская собака прерий.

История  породы тибетский мастиф  тесно связана с культурой этой страны, климатические условия и  потребности местного населения которой стали для этой собаки основой для формирования ее  отличительных особенностей. Тибет - район, расположенный в центральной Азии, в пределах Тибетского нагорья. Эта одна из самых больших (около двух миллионов квадратных километров) и самых высоких на земном шаре территорий.  Практически со всех сторон  этот район окружен Гималаями, Каракорумом, Куньлунем, Сино-Тибетскими горами так, что до определенного времени территория Тибета была труднодоступной для чужестранцев и  как государство обозначилась в седьмом веке нашей эры.

 О происхождении тибетского народа практически ничего неизвестно. Считается, что тибетцы являются потомками древних кочевых воинственных племён, известных как Кьянг (Qiang).    Первые письменные упоминания о «тибетских варварах» Ти (Ti) , которых обозначали в иероглифической письменности двумя символами – символом «собака» и «огонь», а также тибетской большой собаке  можно найти в древних китайских рукописях, датированных первым тысячелетием до нашей эры,  где сообщалось, что обитатели тибетских прерий повсюду ходили в сопровождении крупных собак сурового вида, которым не страшны были пронзительные ветра, сильные морозы и палящий зной.

Стоит отметить, что еще с древних времен отношение тибетцев к собакам отличалось благосклонностью и почитанием их в традициях, символизме и реальной жизни. В их традиции год собаки – это год обильного урожая, и среди двенадцати животных зодиакального календаря год собаки вместе с годом тигра и лошади считается самым благоприятным. Собака – хороший предвестник, ей приписывается наличие особого зрения – способность видеть призраков и демонов – поэтому лай и вой собак имеет особое значение. Известно, что в некоторых религиозных танцах разрешено носить только маски собак, а в доктринном учении неофиту необходимо относиться к учителю как собаке к своему хозяину – с верностью и лояльностью, и без негодования, даже не смотря суровое  к нему, неофиту, отношение.

Китайские летописцы 8 века, с настоящим культурным презрением пишут о тибетцах, что  «когда они чествуют своих лидеров, то лают как собаки». Тибетцы же, со своей стороны, не видят ничего странного в этом и не чувствуют неловкости или смущения, объясняя, что они показывают языки при приветствии, так же как собаки показывают привязанность, когда лижут руки хозяев или нравящихся людей.

Как люди, которые считают собак личностями, а не безликими животными, тибетцы дают своим собакам личные имена. Некоторые из этих имен – комбинации слова рГя (rGya), имеющее множество значений, главное из которых «обширный» или «большой», с названием цвета или другими определениями. Например rGya Ser (большой желтый), rGya dMar (большой красный), rGya Bo Mig bZHi (большой четырехглазый), rGya sBrug (большой дракон), rGya dGe (большая добродетель). Другие имена – это названия животных с уменьшительно-ласкательными суффиксами Phtug (щеночек), Dom PHrug (черный медвежонок), sPang PHrug (волчонок) и Seng PHrug (львенок). Множество собак называются именами с религиозным значением, что в такой религиозно-направленной культуре как Тибет – это  указание статуса собак и отношения к ним. Их могли называть Sangs rGyas (состояние Будды), Don aGrub (воплощение причин) – личное имя Будды, sGroI Ma (спасительница или богиня Тара), bKra SHis (благословение).

Проявления уважения к собакам еще явственнее  среди кочевников Тибетского нагорья. За собаками ухаживали и относились к ним,  как к равным.  Когда собаки выполняли свои охранные функции, существовали четко обозначенные правила, как можно и как нельзя обращаться с собаками; какое оружие можно и нельзя применять по отношению к собакам, кроме тех случаев, когда нападающий готов вступить в конфликт с хозяином. Разрешалось использовать: камни, посохи, плети, утяжеленные веревки, тупой конец копья и не заточенную сторону лезвия меча – даже хорошим ударом разрешается выбить зубы. Но острое оружие, острие копья и превыше всего огнестрельное оружие, даже выстрел в воздух не допустим. Место и ценность собаки яснее всего показана в тибетской поговорке «Три важнейших достояния в глухой местности - это пистолет, лошадь и собака»
Содержащиеся тибетскими кочевниками стада, находились в круге «поля на копытах», за ними они ухаживают в ожидании получить молоко, мясо, шерсть, волосы, шкуры и ежегодное потомство. Собаки же не входят в этот круг «поля на копытах». Мясо собак не едят. Тибетцы открыто проявляют презрение к самой этой идее, и с удовольствие обзывают китайцев своим ругательством со словом «собака», зовя их Khyi Sha Za mKHan ( поедатели собачатины). Собак не выращивали ради шкуры или на продажу, хотя некоторые шкуры умерших или убитых врагами собак предлагались к продаже и время от времени кочевники продавали собак, неизменно получая хорошую цену. Но это делалось скорее как одолжение, а не для извлечения выгоды. Хотя, большая доступность белковой пищи, такой как пахта, сыворотка от производства сыра, остатки мяса и кости павших животных способствуют выращиванию собак, ни один кочевник не хотел прослыть торговцем собак.

Следующее раннее упоминание о больших тибетских собаках было сделано итальянским иезуитом Ипполито Дезидери (Fr Ippolito Desideri), который встретился с ними в своем путешествии по Тибету с 1712 по 1727 год. Вот, что он писал в своих воспоминаниях: "Многие из тибетских собак необычны и экстраординарны. Они черного окраса с достаточно длинной блестящей шерстью, очень большие и крепко сложенные. Самое волнительное - это их лай. Одна или две собаки всегда привязаны перед входом каждого дома, и чужак подвергается большому риску, если никто не придет к нему на помощь. Торговцы, путешествующие с гужевыми животными, говорят, что двух собак вполне достаточно для охраны всей группы. Эти звери всегда хорошо накормлены, в особенности мясом, чтобы сделать их сильными, и их поят молоком для придания лаю большей хриплости. Они носят большие ошейники, украшенные жестким красным мехом, так что кажется, что вокруг шеи пылает пламя, и в дополнение к их природной агрессивности, они внушают больше страха".Этих  преданных сторожей тибетцы назвали Do-Khyi (привязанный  у двери).

Записи  итальянского путешественника Марко Поло, которые относятся к тому же времени, описывают собаку, имеющую такой же свирепый голос как у льва и рост не меньший, чем у осла. Стоить отметить, что ослы в Италии в те времена были довольно маленькие. Итальянец путешествовал по Азии и там встретил немало жителей горного Тибета, спускавшихся в долину вместе с собаками. Путешественника удивляло необычайное взаимопонимание между животным и человеком, казалось, что собака понимает хозяина без слов.

Полвека спустя, Джордж Богл (George Bogle) во время торговой экспедиции в Тибет в 1774 г увидел больших собак. Он описал их как "пастушьих, похожих на тех, что называются Непальскими собаками". И несколько лет спустя, Сэм Тернер (Samuel Turner), британский колониальный офицер и дипломат, повстречал в горах огромное стадо яков и очень больших собак, по ночам охраняющих животных от волков. В Бутане он снова увидел больших собак с лютым нравом. Их держали в клетках во дворе Бутанского члена королевской семьи. Джордж Богл сообщает, что особняк стоял справа от них, слева находился ряд деревянных клеток. Внутри них сидели несколько громадных собак, невероятно свирепых, сильных и шумных. Они были аборигенные, изТибета, и агрессивные ли от природы или от заключения, что без сопровождения смотрителя было небезопасно приближаться к их клеткам.

После этих  описаний , упоминания о больших собаках снова начинают появляться в путевых заметках европейских путешественников в Гималаи и Тибет. Одни искатели приключений описывали краткие, но пугающие встречи, другие  восхваляли достоинства собак, а в некоторых случаях и их дружбу с ними Такие описания встреч с тибетскими собаками , конечно же, раскрывают характер и важную роль  этих животных в местной жизни и особенно среди кочевников.  Ближе к концу девятнадцатого века капитан Вильям Джон Гил (William John Gill) описал свой визит в поселение, где находилось пара впечатляющих животных. "Глава держал огромную собаку в клетке на вершине стены, перед входом"- писал он. "Это была собака мощного телосложения, черная с ярким подпалом. Шерсть была весьма длинной, но гладкой. С пушистым хвостом, гладкими ногами цвета подпала и громадной головой. Его глаза  глубоко посажены, уши гладкие и висячие. Подпалы были над глазами и на груди. Длина от кончика носа до основания хвоста составляла 1,2 метра, высота до холки 64 см. Ему было 3 года, и это была собака настоящей тибетской породы". Вот как британский исследователь Лоренс Остин Вадел (Laurence Austine Waddell)описывает свою встречу с тибетскими собаками в "Лхаса и ее тайны" (Lhasa and its Mysteries (1906) "Сторожевые собаки, прикованные у дверей домов, встречали нас с яростью. Это были громадные Тибетские мастифы». Британский искатель приключений Джон Баптист Люций Ноэл (John Baptist Lucius Noel), незаконно проникший в Тибет в 1913 г, написал следующие строки о его встрече с большими собаками, после того как тибетские власти не позволили ему пройти до горы Эверест. «…Мы были обязаны повернуть и пойти другой, более низкой дорогой, по равнине, прячась и проходя через деревни ночью, делали крюк, избегая собак, которые лаяли и выли, заслышав любое движение людей и животных за милю. Эти тибетские мастифы, находящиеся во всех лагерях пастухов кочевников, величественные, но в тоже время свирепые животные. Нападая, они скалят зубы как волки, а их яростный вид усиливается великолепным красным ошейником из шерсти яка, похожим на елизаветинский воротничок. Эти собаки ценятся свой свирепостью, а оценка породности – глубина их лая. Тибетцы говорят, что лай должен звучать как хороший гонг».Этот глубокий лай вдохновил на несколько достойных сочинений. Реджинальд Флеминг Джонстон (Reginald Fleming Johnston), например, характеризовал лай тибетского мастифа как «очень особенный: не высокий и звонкий как у европейских собак, а замогильный и «отдаленный» звук, как будто у каждой собаки есть свой призрак в животе, и только этот призрак лает».

Итак, тибетский мастиф - это примитивный тип собак. При этом, у собак разных регионов Тибета сформировался свой тип,  отражающий влияние глубоких и долговременных природных и человеческих факторов. Можно сказать, что тибетские мастифы были преданными помощниками людям, жизнь которых проходила в тяжелых климатических условиях, где основой выживания являлась тема сохранения энергии. Чуткая, бескомпромиссная охрана, свирепость  и верность человеку и его семье - вот основной функционал тибетского мастифа, поддерживаемый в породе из века в век жителями древнего государства Тибет.

Автор: Анисимова Т.В., кандидат психол. наук, аналитический психолог, кинолог- специалист по организации племенного дела

 

Использованы следующие материалы:

Цуй Тай Бао  Монография тибетского мастифа в Китае , Китай 2010. пер. Совченко А.Н.

  Robert B. Ekvall «Role of the dog in tibetan nomadic society» 1963 г. пер.Совченко А.Н.

cмотрели 22
Ваш комментарий станет первым
Чтобы оставлять комментарии необходимо авторизоваться или зарегистрироваться